вторник, 15 ноября 2016 г.

Добровольное самоизгнание


Путешественник, экстремал, инструктор по выживанию из Воронежа Андрей Соловьев 103-й день ждет на берегу озера знаменитое Лабынкырское чудовище. Журналистам NewsYktRu чудом удалось связаться с экстремалом и разузнать, как он выживает в глуши. 

32-летний житель Воронежа летом отправился пешком на озеро Лабынкыр из Томтора. 

Местные жители с недоверием отнеслись к чудаку, который не взял с собой для зимовки теплые вещи, спутниковую рацию, провизию, ружье. Несмотря на их уговоры, Андрей дошел до озера, обосновался в близлежащем сарае, выкопал землянку, смог запастись ягодами на зиму. 

31 октября с путешественником встретились представители Оймяконского отделения РГО, с их помощью журналистам News.Ykt.Ru удалось задать экстремалу несколько вопросов. 


Андрей Соловьев: 

— Я решил перезимовать на Лабынкыре по нескольким причинам. Во-первых, лабынкырский феномен: озеро очень необычное. Меня заинтересовала легенда о том, что здесь водится Лабынкырский черт, его видели многие. Во-вторых, хотелось бы проверить свои навыки выживания, поскольку я инструктор по туризму и выживанию. Хотелось бы получить новый опыт именно в условиях сурового якутского климата, набраться знаний, проверить себя - смогу или нет. 

В Воронеже очень часто ходил в походы. Также вожу группы в турпоходы, веду лекции. Очень много путешествую. Обошел в России практически все горные хребты: Кавказ, Урал, Алтай, плато Путорана, Енисейский кряж, восточные Саяны, хребет академика Обручева. Большую часть горных систем России я уже исследовал. 

Как отнеслись близкие к вашей затее? 

— Они уже привыкли. 

Вы предупредили родственников, что отправляетесь на северное озеро, где в радиусе 150 километров нет людей? И что они сказали? "Нормально, поезжай"? 

— Да, так и было, это не первый мой эксперимент по выживанию. Уже уходил так надолго, на несколько месяцев. Поэтому они, в принципе, привыкли. 

Самое сложное в вашем эксперименте? 

— Самое сложное — это психологический фактор. Не физические нагрузки, не колка дров, не ловля рыбы, не добыча еды, а одиночество. Сенсорная депривация, если можно так выразиться, - ограниченный круг эмоций, нет новых впечатлений, все одно и то же изо дня в день. Это самое сложное, если говорить о преодолении себя. 

Как проходит ваш обычный день? 

— Я просыпаюсь в шесть утра. Пока лед не встал, купался на озере или обливался водой из ведра, а сейчас обтираюсь снегом - это примерно в семь утра, за час до рассвета. Затем завтракаю, иду колоть дрова. До обеда занимаюсь дровами, затем проверяю свои «закидушки»: проверяю, попалась ли рыба. Потом делаю обходы вокруг озера, иногда поднимаюсь в горы - пытаюсь вот так внести какое-то разнообразие. Совершаю прогулки по местным окрестностям, прохожу пять-семь километров, далеко не хожу. 

У вас есть какое-то хобби? Может, вы там книгу пишете? 

— Да, конечно! Я пишу книгу, фиксирую температуру каждый день, до этого фиксировал уровень воды в озере. Записываю и фиксирую всё, что происходит, всё, что вижу. 

Насколько вы готовы к зимовке? Что подготовили? 

— У меня заготовлены ягоды, травы, настои. Есть немного рыбы, зимой в проруби еще наловлю налимов. 

Как вы питаетесь? 

— В основном рыбой. 

Взяли с собой консервы, запасы еды? 

— Нет, никаких запасов еды у меня с собой не было. 

У вас есть строгие правила зимовки? Говорят, вы отказываетесь от всех благ цивилизации? 

— Да, от благ цивилизации отказался. Что касается строгих правил, то я себя дисциплинирую: иногда, как и многим людям, не хочется вставать с кровати по утрам. Но ты встаешь и колешь дрова - и не только на этот день, а наперед, чтобы был запас. Иногда лень одолевает, но тренированность и закалка помогают справиться с ней. 

Что может остановить ваш эксперимент? 

— Только я сам. 

То есть вы можете завтра проснуться и сказать: "Всё! Надоело: собираю вещи и еду домой"? 

— Нет, конечно, это вряд ли. 

Вы уже столкнулись с холодами, как вам? 

— Сейчас -20 ночью, нормально. Днем даже -12 еще нет. 

Вы представляете, что такое -50 градусов? Как собираетесь выживать? 

— Выживал и в такие морозы. В высокогорье Алтая в январе и феврале было -50. Прожил там без печки, поэтому нестрашно. 

Какая у вас одежда для зимовки? 

— Я сюда приехал без теплой одежды, у меня были с собой только свитера. Но Алексей Прокопьевич Дьячковский прислал мне сегодня через Оймяконское отделение РГО (Русское географическое общество) кухлянку. Она очень теплая, в ней можно чуть ли не лечь на снег и спать так. Спасибо огромное. 

У вас там нет ни телефона, ни рации? 

— Из средств связи ничего нет. 

Говорят, вы даже без паспорта, от кого-то бежите? 

— Да нет, у меня есть паспорт, кто вам такое сказал? У меня все есть, все нормально. 

Как вы добрались до Лабынкыра? 

— На поезде из Воронежа доехал до Нерюнгри, оттуда до Якутска - на машине. Несколько дней провел у знакомого в Якутске, потом отправился из Якутска до Томтора на машине и оттуда до Лабынкыра 10 дней шел пешком. Мой рюкзак с вещами весил 70 килограммов. Мне приходилось еще возвращаться: я разделил свой груз на две части - по 30 и 40 килограммов. Сначала перетащил 40 кг, потом вернулся и забрал 30-килограммовый груз. Вот так я прошел 325 километров от Томтора. 

Чем вы себя наградите, если удачно завершите свой эксперимент? 

— Нет такого. 

До какого срока вы должны быть на Лабынкыре? 

— Планирую пробыть здесь до весны, пока не потеплеет. А когда именно вернусь домой - с этим я еще не определился. Могу хоть до июня сидеть тут. 

По чему особенно скучаете? 

— По книгам! У меня есть две книги, которые я перечитал уже по три раза. 

И что это за книги? 

— Энциклопедия по выживанию, «Свобода шамана» Владимира Серкина. 

Верите в Лабынкырское чудовище? 

— Я не утверждаю, но предполагаю: возможно, оно здесь водится. И просто есть шанс это проверить. 

Пока еще не сталкивались с ним? 

— Нет. 

Вам не страшно жить в таких условиях в одиночку? 

— Нет, привык уже. 

Какие у вас планы после зимовки, чем будете заниматься? 

— Выпустить книгу про озеро Лабынкыр. Пишу потихоньку про всех людей, которых встречал здесь, про местные традиции — стараюсь охватить всё. 

Как часто встречаете людей? 

— Сегодня встретил, до этого три недели людей не видел. 

Сегодня утром я прочитала в одном СМИ, что вас эвакуирует МЧС. 

— Нет, это слухи, домыслы. Все идет по плану, я тут зимую. МЧС не имеет право эвакуировать человека во время похода. 

Почему вы не взяли с собой ружье? 

— В первую очередь, из-за веса. И я хотел использовать навыки и орудия древних якутов - луки, копья. 

С дикими животными уже встречались? 

— Да, частенько видел медведей, лосей, оленей. 

Расскажите о встрече с медведем. 

— Я встретил его по дороге на Лабынкыр. Он весил около 200 килограммов, был в 150 метрах от меня. Зверь сначала меня не заметил, я достал фотоаппарат, снял его на фото, видео. Он двигался ко мне навстречу, но что-то его спугнуло - он убежал. 

На днях утром проснулся, вышел и возле дома увидел лося. 

Две недели назад, когда лед еще окончательно не встал, из озера выплыла непонятная темная туша. Я не смог ее идентифицировать. 

Хотите сказать, что это был Лабынкырский черт? 

— Вполне возможно, но не могу с уверенностью утверждать. Странные вещи происходят, в сентябре установил очень прочные, крепкие сети - их так рвало, дай бог! На сетях - многометровые дыры, это не могли сделать несколько рыб, даже щука не могла их прокусить. 

Что вы будете делать, если столкнетесь с ним? 

— Фотографировать. 

Как будете действовать в критической ситуации? 

— Никак, не буду звать на помощь. Буду надеяться только на себя. 

Не было желания вернуться домой? 

— Было. 

В какой момент? 

— Иногда проскакивает, стараюсь держать себя в руках. Холод и голод — не самые большие проблемы, а вот психологически сложно.