среда, 10 мая 2017 г.

Эфир, бинты, самоотверженность. Как работали врачи на полях сражений ВОВ


Лечение солдат в полевом госпитале. © / Фото: Николай Аснин / РИА Новости

В годы войны советские медики вернули в строй около 17 млн человек. И таких успехов им удалось добиться, несмотря на отсутствие современных достижений медицины.
Первые же дни войны поставили перед медицинской службой Страны Советов очень тяжёлые и сложные задачи. Ведь с одной стороны был ожесточённый фронт с активно наступающим в первые годы противником, с другой — тыл, который трудился и на поддержание страны, и на укрепление обороноспособности армии. Если добавить к этому тяжёлую ситуацию с продовольствием, как в Ленинграде, то становится понятно, что медицинская служба оказалась лицом к лицу с серьёзнейшим испытанием. Ситуация усложнялась тем, что многие госпитали были уничтожены в ходе боёв, выведены из строя и захвачены противником. При этом, как отмечают специалисты, достижения медработников в этот период можно назвать славной страницей истории, которая имеет определённую ценность для потомков. Ведь именно в этот период была создана передовая система медицинского обеспечения, что легла в основу современной российской медицины катастроф, которая сегодня признана одной из самых эффективных в мире. 



Работа медслужбы

За счёт того, что медицинские работники — санитарки, медсёстры, медбратья, врачи и хирурги — самоотверженно трудились даже во время активных боевых действий и нехватки важных материалов, армии удалось избежать эпидемий инфекционных заболеваний, которые могли бы подкосить её очень серьёзно. Как отмечают специалисты, отсутствие таких эпидемий сохранило миллионы жизней: как на фронте, так и в тылу. 

В первое время медикам пришлось крайне тяжело. Несмотря на то, что укреплением военно-медицинской службы начали заниматься ещё до вторжения неприятеля в СССР, продвигалось дело очень медленно. И на момент начала активных боевых действий медики использовали по большей части устаревшие методы терапии. А вот советы и рекомендации, разработанные такими признанными экспертами военной медицины, как Николай Пирогов, Николай Бурденко и другие, практически не использовались.

При этом для сохранения здоровья людей в тылу и солдат на передовой надо было обеспечить чёткую организацию работы всех служб. Врачам приходилось продумывать правильное и рациональное расположение госпиталей, просчитывать пути максимально безопасной эвакуации, подбирать оптимальные и наиболее эффективные, а также доступные им средства и методики терапии. Отдельное внимание уделялось, естественно, лечению ран. Здесь была некоторая сложность, так как хирурги, призванные на фронт, работали по понятиям мирной хирургии, т. е. использовали такие варианты лечения, как первичный шов, который позже был признан неоправданным и запрещён. Также хромала и организация реабилитационных мероприятий. Да и хирургическая практика немало вопросов вызывала с точки зрения организации. Несмотря на всё это, именно в первые месяцы и была заложена та самая эффективная медицина, которая позволила поставить на ноги довольно большое количество людей. Метод проб и ошибок помог сформировать передовые направления даже для тех условий, в которых оказались советские медики.

После отступления войск с Запада в начальный период ВОВ врачи смогли переместить 2000 одних только эвакуационных госпиталей, которые позже успешно применялись при наступательных операциях.

Работа санитарных отрядов

Достаточно острой считалась проблема комплектования санитарных отрядов. Ведь организация своевременного выноса раненых с поля боя и оказания им первичной помощи, а также последующая доставка на медицинский пост, являлись залогом успеха всего последующего выздоровления бойца. И нередко возникал ощутимый дефицит кадров, особенно для работы на переднем краю во время ожесточённых боев.

Положение санитаров несколько изменилось в лучшую сторону в 1942 году, когда были созданы упряжки санитарных собак. С их помощью стало проще вывозить раненых и доставлять их в руки врачей. К концу 1943 года на фронтах работали 1500 коллективов с хвостатыми помощниками.

Также к середине войны стало ясно, каким большим значением обладают санитарные работники на фронтах и как они способствуют сохранению боеспособности войск. С этого момента данному подразделению стало уделяться существенно больше внимания. В результате статистика поменялась: если в начале войны многие раненые погибали прямо на полях сражений, не дождавшись помощи, то ближе к её концу они уже получали всё необходимое лечение ещё на этапе медицинской эвакуации.

В числе несомненных преимуществ санитарных бригад в годы войны называли возможность передвижения и эвакуации раненых по пересечённой местности, малозаметность. 



Боевая хирургия

Одним из основных направлений медицины во время войны была военно-полевая хирургия. Врачи работали круглосуточно, но рук не хватало. Ведь далеко не все медики — хирурги, и не каждый гражданский доктор мог быстро стать военным лекарем. По нормам для госпиталя требовалось около 3 хирургов, при этом в военное время выдержать этот норматив было практически невозможно, ведь на обучение требовалось не менее года.

Хирурги в условиях войны перестраивались очень быстро. Так, им пришлось составить классификацию ранений, а также изучать поражающие свойства оружия и боеприпасов противника, чтобы научиться правильно выбирать тактику лечения. На основе наблюдений было определено, что все ранения можно условно поделить на те, что требуют активного хирургического вмешательства, и те, что в нём не нуждаются. При этом на долю первых приходилось около 80 % всех ран у бойцов.

В результате изучения трудов великих медиков, практиковавших хирургию в условиях других войн, а также собственных наблюдений, советские врачи смогли добиться удивительных успехов. Была разработана единая доктрина, которая включала в себя такие основные положения, как:
Понимание того, что все раны загрязнены микробами;
Единственный вариант, которым можно бороться с раневой инфекцией, — хирургическая обработка ран;
Большая часть ран нуждается во вмешательстве хирурга.

Квалифицированная помощь больным оказывалась в течение 8 часов. Для сравнения: этот показатель в зарубежных медучреждениях был равен 12 часам.

Практика обезболивания

Советский Союз начинал войну с минимальным набором обезболивающих средств. В распоряжении медиков была только маска Эсмарха, капельница с хлороформом, а также необходимые аксессуары: роторасширитель и языкодержатель. Наркоз осуществляли медсёстры, которые не имели специальных навыков анестезиолога. Ближе к концу войны отношение к обезболиванию изменилось. Его стали применять чаще, правда, отдавая приоритет местным видам обезболивания.

Если же говорить об общей анестезии, то самым распространённым вариантом был эфир. Вводили его довольно примитивно, используя маску Эсмарха и флакон со средством, из которого вещество накапывали через марлевый фитиль. В самом конце войны в страну завезли американские препараты, которые поступили в некоторые военные медучреждения, и это позволило несколько совершенствовать процедуру обезболивания на фронте.

В арсенале медиков из медицинских препаратов было не так и много средств: антибиотики, которые спешно разрабатывались (пенициллин был получен именно в этот период), несмотря на военное время, спазмолитики, психотропные препараты. Все эти наработки в послевоенное время получили широкое распространение и были существенно усовершенствованы. Но в период до 1945 года они своё дело сделали, спасая немало жизней.

Сухие цифры

Достижения врачей давно измерены в цифрах. Согласно данным статистики, начиная с 1943 года в строй из полковых, армейских и фронтовых госпиталей возвращались 85 человек из 100 раненых. То есть работа медиков на передовой была максимально активной и непрерывной.

Об интенсивной работе медперсонала говорят и другие цифры. Так, например, за время битвы за Москву было израсходовано 12 млн метров марли. На Калининский и Западный фронты ушло свыше 172 т гипса. Было выдано 583 полковых и 169 дивизионных комплектов, в которых хранились наиболее важные лекарственные средства, сыворотки, материалы для накладывания швов и шприцов.