вторник, 8 ноября 2016 г.

ЛОВУШКИ НА ЧЕЛОВЕКА или "ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, ГОСТИ ДОРОГИЕ"

В разные времена и при разных обстоятельствах, при всех политических режимах спецслужбам приходилось выполнять работу, ответственную, неприятную и опасную - брать что-то штурмом и при этом захватывать противника живьем. 

Однако лица, подлежащие штурму и захвату, по своей шпионской, политической и уголовной несознательности сдаваться не желали ни живыми, ни мертвыми. Они хотели живыми уйти. А чтобы уйти, им надо было выиграть время. 

Дотянуть до темноты, если дело было днем. Или до утра, если захват происходил ночью. Время работало на осажденных: в головах у них рождались планы спасения, один неправдоподобнее и фантастичнее другого, ведь сообразительности и творческой фантазии всегда больше у того, кого ловят, а не наоборот. 

Штурм не всегда проходит так романтично, как в кинофильме. В жизни приказано проводить штурм-захват быстро, тихо и незаметно. Все инструкции запрещают проводить такие мероприятия с лишней стрельбой и погонями, а тем паче превращать штурм в большую войну. Да и у обороняющихся не всегда под рукой горы боеприпасов и суперсовременного оружия. Поэтому они часто используют очень гадкие и неспортивные приемы. 

Нижеприведенный перечень (примерный и далеко неполный) этих противных и неожиданных сюрпризов взят из реальной действительности. 

1) Например, на строгое и официальное предложение: <Откройте, милиция!» (НКВД, ОГПУ и т.д.). Дверь открывалась, но не настежь, а равно на столько, чтобы хватило оперативного простора вылить на стоящих по ту сторону порога ведро с чем-нибудь неожиданным, в лучшем случае, с нечистотами, в худшем - с кипятком. 

После чего дверь не закрывалась, а на мокрых и доверчиво ринувшихся в эту дверь служивых накидывался электрический провод, другим концом вставленный в электрическую розетку с бытовым напряжением 220 вольт. От сопутствующих коротких замыканий свет вырубался сам собой, линия обесточивалась, но дело было уже сделано. 

Напрягите воображение и представьте себя на месте, как сейчас говорят, группы захвата. Возникшие эмоции можно оставить при себе. Этот очень популярный блатной прием с успехом применялся в середине 50-х годов в коммунальных квартирах Москвы и Ленинграда, а также в рабочих поселках массово-администрированным в то время преступным элементом. Враги народа, за которыми приходили по ночам в 37-м году, тоже, бывало, его применяли. 

2) Другой блатной прием также когда-то популярный, но не настолько. По команде: «Ломайте дверь!», крепкие ребята из группы захвата наваливались на дверь плечом, дверь срывалась с хрупких запоров и захватчики оказывались в темной прихожей, пол которой был старательно намазан толстым слоем тавота, солидола, ворвани и т.д., чем в данный момент располагали осажденные. 

Мысленно поставьте себя на место атакующих. Эмоции можно оставить при себе. Последний, известный автору статьи такой случай произошел в городе Ш., когда приехали забирать преступника, ранее дважды судимого (который к тому же, как впоследствии выяснилось, оказался душевнобольным). Один из милиционеров растянулся сразу же. 
Поскольку нужна опора живому телу, он в падении инстинктивно схватился за розыскника в штатском, поваливши и его тоже. Хозяин жилого помещения длинным шестом, густо намазанным солидолом, вытолкнул обоих за порог жилища. Возможно, это было бы и смешно, но сыщик при неожиданном падении, ударившись локтем о что-то острое, выронил табельное оружие. А. Чехов писал, что в каждом сумасшедшем находится непризнанный гений. В данном случае гениальность была доказана. В качестве приза за нее сумасшедшему преступнику достался пистолет «ТТ» с полным магазином. Естественно, события дальше развивались интересно, но напряженно. 

3) Зная, что инструкции предписывают проводить штурмовые действия рывком, обитатели помещения любезно оставляют входную дверь открытой (разумеется, в квартире из экономии электроэнергии выкручивались лампочки), но на полу прихожей натягивали проволоку поперек, иногда две проволоки, с интервалом полтора - два метра, на высоте 20-25 см от пола. Представьте себя в боевых порядках - в первых рядах штурмовой группы. К сожалению, в данном случае за порог вас уже не вытолкнут. Вы познаете на себе, что благородное правило «лежащего не бьют» действует только в счастливом детстве. На войне другие правила. Ваши эмоции останутся при вас. 

4) В рабочих поселках под Москвой и Ленинградом погреба для хранения картошки устраиваются прямо под полом, причем в самых непредсказуемых местах - в кухне, в гостиной, но чаще в прихожей. Гостеприимные хозяева снимали с петель тяжелую и крепкую дощатую крышку погреба и клали вместо нее тонкий картон. Сверху это накрывалось половиком. Непрошеным гостям радостно открывали дверь, приглашали заходить, но обязательно просили вытереть ноги. Тот, кто это делал, эмоции обычно оставлял при себе. В лучшем случае, его просто запирали вместе с картошкой в погребе, куда он падал. (Картошка тогда деликатесом еще не считалась). 

5) Сюрпризы подстерегали не только снизу. Служившие во флоте помнят милую шутку, когда к двери сверху прислонялось ведро с водой. В сухопутном варианте это выглядело иначе - на чердачный люк клали тяжелый, очень тяжелый предмет и веревкой соединяли его с входной дверью. Все это при усердном открывании двери падало на головы открывающих. Иногда со смертельным исходом. Эмоций при этом, разумеется, не возникало. 

6) В закрытую дверь ломиться опасно, но в гостеприимно незакрытую - опаснее вдвойне. 

На памяти автора статьи в городе С. брали убийцу-людоеда (зарезал и частично съел любовницу). Дверь была незаперта, лампочка в прихожей, естественно, выкручена. Сам виновник события смиренно стоял в прихожей под вешалкой с одеждой, боком среди пальто, сам одетый в пальто, ничем снаружи среди этих пальто не выделяясь. 

Маскировка была совершенной. 
Людоед чувствовал себя очень уверенно, ибо он был не один. Он был с топором, стало быть, их было уже двое. Служебная собака, шестым собачьим чувством ощущая эту уверенность и расценив команду «фас», как смертный приговор себе, в квартиру не пошла. Время затянулось. Приехало высокое начальство, и время вообще пошло очень медленно, как всегда бывает в таких случаях. 

Противоречивые приказы и истеричные команды не выполнялись, ибо никто не хотел умирать. Положение спас проходивший мимо злостный нарушитель служебной дисциплины, некто К., возвращавшийся домой после дежурства. Полюбопытствовав, в чем дело, он снял полушубок, накрутил его на левую руку и направился через оцепление в квартиру, занятую неприятелем. Начальственные вопли: «К., вернитесь! Назад!» были игнорированы. К. вошел. Это был визит к Минотавру. Что-то гулко стукнуло и К. вышел с топором в руке, заявив присутствующим, что на людоеда уже можно надевать наручники. Война для таких людей - стиль жизни. По причине победы с явным преимуществом К. наказан не был. Победителей не судят. 

Вообще, топор в предвоенные и послевоенные годы был предметом очень популярным. Где его только не прятали, чтобы при случае был под рукой - в прихожей под вешалкой, в кухонном шкафу, привязывали под столешницей стола. Более всего при аресте блатные любили искать ремень от штанов под матрасом, но доставали оттуда, конечно же, топор. (Опытные оперативники не только отбирали поясной ремень, но и обрывали пуговицы на брюках арестанта, дабы не вводить того в искушение побега). 

7) Но это было до и после войны, во времена охоты на врагов народа, борьбы с бандитизмом и массовых амнистий. Раньше, в гражданскую и после, чекисты с опаской входили в незнакомые двери. И старались их открывать, или толкая, или дергая за длинную веревку, привязанную к дверной ручке. А причиной этому были веселые махновские изобретения: одно из них называлось гранатой в стакане. Суть его заключалась в том, что гранату-лимонку (сейчас ее называют Ф-1) засовывали потуже в стакан вместе с рычагом взвода, колечко с предохранительной чекой выдергивали, все это устройство ставили на торец полотна двери. Когда кто-то незнающий дверь открывал, стакан падал и разбивался, граната срабатывала. Известный партизанский обычай - минировать заброшенные помещения - пошел, возможно, с тех времен - свои знают и не полезут, а подорваться могут только чужие, которых гонит казенная необходимость. 

Даже благополучно проникнув в помещение, чекисты тех времен внимательно присматривались ко всяким веревочкам, натянутым и висящим просто так. Они могли быть привязаны необязательно к гранате, а к обрезу или, еще лучше к нагану. На такую веревочку можно было воздействовать семь раз - наган семь раз стрелял самовзводом, и его можно было оставлять на неопределенно долгий срок, не боясь, что ослабнет пружина взведенного курка. И если про гранату в стакане сейчас забыли, то граната на растяжке широко применяется и в наше время. 

9) Веселый народ были эти махновцы. 
Любили они мундир белого офицера набить тряпьем и соломой, привязать к получившемуся чучелу какой-нибудь Маузер, патронов этак на 10, и определить все это на ответственном участке. За спуск привязывали веревочку подлинней и дергали за нее. Чучело палило из Маузера, чекисты - по чучелу, махновцы с фланга - по чекистам, которые стояли в цепь и сбоку представляли собой отличную групповую мишень. 

10) БАндеровцы в Западной Украине были серьезней. Им было не до смеха. 
И к чучелу они привязывали не какой-нибудь архаичный Маузер, а немецкий автомат. И дома старались иметь кровать с панцирной сеткой. Сетки эти приставлялись к окнам, и потом сотрудники НКВД долго соображали, почему брошенные ими в окно гранаты взрываются не внутри хаты, а снаружи. Когда, наконец, врывались внутрь, преодолевая массу сюрпризов (из числа вышеназванных, а так же неназванных), то внутри все равно никого не обнаруживали. Позже научились такие дома сразу же покидать - частенько минуты через 3-4 после штурма все взлетало на воздух. 

Ларчик просто открывался - трудолюбивые бендеровцы заранее прокладывали из дома (обычно из-под печи или из погреба) подземные ходы в лес, такие лазы длинною 100 метров и более были в Западной Украине не редкость. Кое-где они сохранились и сейчас. Когда-то автор этой статьи сам лез на четвереньках по такому ходу, который привел его на мусорную свалку, место, естественно, презираемое и поэтому малопосещаемое. Тактически грамотно, возразить нечего. В назидательно-учебных целях этот лаз был оставлен пограничниками в качестве учебного пособия, отремонтирован, забетонирован и, вероятно, существует до сих пор. 

11) Да многие уходили раньше и уходят сейчас. Любой сюрприз рассчитан не столько на поражение неприятеля, сколько на смятение в его рядах. Смятение - это неразбериха, сутолока, давка, истеричные команды, короче, неразбериха. В самом первом случае, описанном в этой статье, с ведром и электропроводом, блатные делали рывок в темноте через груду пораженных электротоком служивых и со страшной скоростью удалялись с места событий. Догнать их - было делом не простым. У того, кто убегает, силы и сообразительности всегда больше, чем у того, кто догоняет. Кому надо было уйти, тот уходил, через погреба и подвальные окна, по крышам и чердакам. Был случай, когда во Львове бАндеровец, выйдя на чердак, по антенне, зависнув на руках перебрался через улицу на высоте трехэтажного дома над головами служивых, стоявших в оцеплении. И ушел! 

12) Уйти необязательно при штурме. 
Нередко осажденные после сумятицы просто прячутся в заранее приготовленных местах - под полом, под печью, в простенках. Автор был свидетелем случая, когда в доме, принадлежавшем знаменитому браконьеру, совершившему убийство такого же браконьера, на протяжении четырех часов ждали в засаде самого этого браконьера, а его все не было и не было. Жена и домашние клялись и божились, что он уехал давно и будет нескоро. И служивые собрались уже покидать этот дом, когда одному из подъехавших оперативников для очистки совести, без задней мысли, захотелось лишний раз заглянуть под кровать. И он обнаружил там в стене искусно сработанную задвижку, за которой в тайнике находился сам хозяин дома с заряженным обрезом. 
Оперативником был вышеупомянутый К. Он обезвредил убийцу ударом в ухо и отобрал у него обрез. За рукоприкладство К. наказан не был. Победителей не судят.

13) Тайники - дело не такое уже и редкое. Сплошь и рядом оперативники имеют дело с платяными шкафами, через которые, открыв заднюю стенку, можно оказаться в соседней квартире или в потайном переходе. 

14) Один из современных приемов, применяемых все чаще и чаще - это при штурме отсечь часть штурмующих, переодеться в их форму и экипировку и при следующей попытке штурма в неразберихе и суматохе уйти. Очень даже получается. Все в одном камуфляже, в одних бронежилетах и масках. Дым, пыль, пожар, даже днем трудно разобраться, а ночью и подавно все кошки серы. 

15) Благополучно убегающий с места штурма противник частенько старается оставить о себе поучительную память. БАндеровцы (см. выше) использовали для этого хороший кусок тола с бикфордовым шнуром. В наше время ассортимент возрос - появились мины с часовыми, химическими, электронно-емкостными и т.д. взрывателями. Сами взрыватели стали удобнее - не нужно натягивать бечевку и привязывать ее к гранате. Некто В. из новых русских гангстеров, ворвавшись к очень крутому конкуренту на дачу и не застав его там, в сердцах пнул ногой тряпку, лежавшую на полу. Тряпка накрывала гранату РГ-42, в которую был вкручен такой «усатый» взрыватель. Оказавшись в чужой квартире, ничего не пинайте ногами. Даже тряпку. Не вы ее туда положили. 

16) Не спешите так же трогать и ворочать трупы. 
Под ними могут оказаться сюрпризы - обычно та же Ф-1 с выдернутым колечком. 
В Афганистане так развлекались и русские, и моджахеды. Причем минировали трупы и своих, и чужих. Будьте осторожны при обысках. На глазах автора статьи оперативник Д. при проведении такого, безусловно интересного мероприятия, взял в руки изящную фирменную коробочку от Гаванских сигар и по неосторожности открыл ее, повернув к себе, а не наоборот. Там оказалась обыкновенная детская новогодняя хлопушка, которая сработала при открывании. К сожалению, вместе с ней сработала упакопка черного охотничьего пороха - 0,5 кг, который находился там же. Эффект был потрясающий. Помните всегда - неосторожное любопытство всегда наказуемо. Хозяин Гаванских сигар воспользоваться смятением не смог - он был заранее прикован наручником к отопительной батарее. 

17) В старые, добрые, доперестроечные времена непрошенным гостям норовили засыпать глаза махоркой с перцем - получалось очень здорово. В наше время этим архаичным способом почти не пользуются. Появились остроумные детские пистолеты, стреляющие водой далеко и точно. Эти пистолеты взрослые заправляют кислотой , аммиаком и прочей дрянью. К связке оборонительных газовых баллончиков привязывают гранатный запал УЗРГМ - получается газовая наступательная бомба. Поверьте эффект от нее колоссальный. 

Русской смекалке нет пределов. И различным сюрпризам нет числа. Идеи, на первый взгляд, бредовые, воплощаются в реальность и удаются на славу. Это отражает равнодушная статистика. Возникает вопрос, как с этим всем бороться? Тольконе нахрапом. Закон разведчика и снайпера - тщательно пронаблюдать. Узнать и понять противника. И научиться уважать в нем изобретателя. 

А.Потапов. «Опыт забытых предков» ("Спецназ", 1998-1)