суббота, 1 апреля 2017 г.

Метод полковника Бека


Весна 1987 года.
По прибытии в Афганистан нас перекинули в провинцию Паг…н. Ситуация там сложилась непростая. Наши автоколонны регулярно подвергались нападениям «духов». Происходило все по отработанной схеме. «Духи» устраивали засаду. Подбивали головную и замыкающую машины колонны, после чего из засады расстреливали ее в упор. Раненых добивали на месте, а пленных уводили, оставляя сгоревшие машины и трупы наших солдат. В ответ руководство 40-ой армии поднимало десантные войска. Блокировали район и прочесывали его. Проверяли кишлаки. Вертолеты и самолеты искали с воздуха. Через некоторое время поисковые отряды находили закопанные трупы наших замученных солдат. Никакие засады и прочесывания не давали результата. «Духи» словно сквозь землю проваливались, но через несколько месяцев появлялись и совершали новые нападения. По словам выживших очевидцев, численность отряда «духов» от нападения к нападению увеличивалась.
Руководство поставило передо мной задачу принять меры к уничтожению отряда «духов». Проанализировав ситуацию и оперативные данные, я пришел к выводу, что они приходят из Пакистана, где постоянно базируются. После нападения возвращаются обратно, но не сразу, а через некоторое время, когда заканчиваются поисковые операции. Все это время от нападения и до возвращения в Пакистан они находятся здесь – в провинции.
Во время моего последнего отпуска в СССР я встречался с «дедом» (профессор Старинов Илья Григорьевич, легендарный русский диверсант, ветеран нескольких войн, дедушка русского спецназа) и Виктором Алексеевичем. Они показали мне югославский журнал со статьей о подземной войне во Вьетнаме. В Афганистане то же самое. Еще со времен Александра Македонского афганцы роют кяризы – подземные туннели-водоводы. В этой знойной, опаленной и высушенной солнцем стране выжить можно только за счет грунтовых вод. Из поколения в поколение афганские крестьяне копают колодцы, соединенные между собой подземными ходами. Почти каждая деревня имеет вокруг широко разветвленную сеть кяризов, по которым сочится живительная влага, сливаясь в тонкие ручейки и где-то за сотни метров выходя на поверхность, чтобы дать жизнь садам и виноградникам. Кяризы во все времена и при всех войнах служили надежным убежищем от врага. С самого начала боевых действий в Афганистане Советская Армия начала сталкиваться с проблемой «подземных партизан».
Но сам я знал об этом только в теории, на практике с этим столкнулся лишь сейчас. В районе нападений «духов» располагалось пять кишлаков, вокруг каждого из которых имелась разветвленная сеть кяризов. Было абсолютно понятно, что с учетом местности, кроме как в них, «духам» больше негде было спрятаться в блокированном районе.
О своих предположениях я доложил командованию. Было принято решение в случае очередного нападения блокировать и зачистить кяризы. Мне удалось убедить командование не привлекать к операции армейских саперов, так как их методы были неоправданны. Они не церемонились, применяя взрывчатку и оставляя после себя огромные воронки на местах взорванных колодцев. Вода, естественно, прекращала поступать на поля, а крестьяне, оставшись без пропитания, уходили к «духам».
В это время в провинции Паг…н в четырнадцати километрах северо-западнее Кабула на территории оперативного полка 5-го управления МГБ ДРА уже действовала спецшкола подполковника А. Бека, который готовил отряды ДРА для борьбы с подземными партизанами. Специально для нас он провел несколько занятий.
Начинали с инженерной разведки подходов к колодцам и с выставления двух групп прикрытия. Затем следовало бросить две гранаты. После того, как подход к кяризу был чист, определялась глубина колодца. Делалось это либо по звуку падения брошенного камня, либо с помощью солнечного «зайчика», направляемого вниз зеркалом. Если обнаруживались непросматриваемые зоны, на веревке нужной длины закидывали гранату и лишь после этого на детонирующем шнуре спускали заряд взрывчатки.
В качестве заряда обычно использовали имевшиеся в изобилии трофейные итальянские мины. Как только мина достигала дна, на другом отрезке детонирующего шнура длиной три метра опускался второй заряд весом 800 граммов. Оба шнура наверху соединялись вместе, к ним крепился запал от обычной ручной гранаты. Чтобы это сооружение случайно не сорвалось в колодец, его просто придавливали камнем или цепляли за вбитый колышек. После этого достаточно было выдернуть кольцо и отпустить скобу гранатного запала – через четыре секунды раздавался взрыв. Подрывникам, которым достаточно было отскочить от заряда на несколько метров, оставалось лишь уворачиваться от камней, вылетавших из колодца. Хитрость такого способа подрыва заключалась в том, что верхний заряд взрывался на доли секунды раньше нижнего и плотно закупоривал газами колодец. Следом за ним взрывался нижний заряд. Его ударная волна, отразившись от верхнего облака газов, устремлялась обратно вниз и в боковые ходы и туннели. Пространство между двумя зарядами оказывалось в зоне смертельного избыточного давления. Потом в подорванный колодец спускаем уже два точно таких же спаренных взрывных устройства – всего четыре заряда. Соединяем поверху детонирующим шнуром и подрываем опять-таки одним гранатным запалом. Затем в каждый колодец летит дымовая шашка. Они неядовитые и нужны только для того, чтобы определить момент, когда пора опускаться поисковой группе. Вентиляция в кяризах хорошая, и как только рассеивается дым, который теплее остального воздуха, это становится сигналом, что внизу уже можно дышать без респираторов.
Начинаем. В кяриз спускаемся по трое или четверо. Двое идут на разведку впереди, один прикрывает от возможного удара в спину. К ноге первого разведчика привязывалась длинная прочная веревка для вытаскивания трофеев или самого разведчика, если его вдруг ранят или убьют. Вооружалась поисковая группа ножами, саперными лопатками, ручными гранатами, пистолетами и автоматами. К цевью автомата приматывали фонарик. Патроны с трассирующими пулями.
Кроме того, подполковник А. Бек научил нас использовать в замкнутых помещениях и под землей сигнальные мины. Их можно было бросать как ручные гранаты, просто выдернув чеку, но наиболее потрясающий эффект достигался, когда несколько сигнальных мин связывали в один пучок и потом стреляли из них, держа в руке перед собой…
Новое нападение «духов» произошло, когда мы уже заканчивали обучение у подполковника А. Бека. Автоколонна с гравием поздно вечером угодила в засаду. Около двадцати солдат и один офицер пропали без вести. Ночью десантники 1…-й дивизии высадились с вертолетов на вершины гор и заблокировали район. Утром началась операция по прочесыванию местности. Командующий 40-й армией поставил задачу: «Кто найдет их живыми или мертвыми – получит Героя».
Разделившись на пять мобильных групп, на вертолетах мы выдвинулись к кишлакам, подступы к которым уже были блокированы десантниками. Всего за несколько часов «отработали» все кяризы. Более трехсот «духов» нашли смерть под землей в ходе той операции. Нападения на автоколонны прекратились.

источник